Состояние потока. Ощущение смысла жизни

Состояние потока. Ощущение смысла жизни

Стриж, полёт, стремительный, небо, состояние потока

Как ощутить смысл жизни? Как понять, что жизнь наполнена содержанием, что она гармонична? Сконцентрируйтесь на работе, отдайтесь состоянию потока.

Философия духа. Поток гармонии

Недостаток концентрации внимания — бич эпохи клипового мышления, бич двадцать первого века, бич эры социальных сетей. Мы все куда-то спешим, мы часто на что-то отвлекаемся, мы в любой момент готовы схватить телефон и нажать там лайк или дизлайк, мы постоянно переключаемся с одного на другое. Как в эстрадной песенке: «Мои мысли — мои скакуны».

Из-за недостаточной концентрации внимания мы разучились работать с увлечением. Работать полноценно, вдохновенно, с отдачей и радостью. Так из труда выпала одна из его содержательных компонент. Труд стал менее наполненным и более скучным. А ведь скука — главнейший враг творчества, убийца созидания.

Мы не хотим работать не только из-за низкой зарплаты и лени. Мы больше не можем сосредоточиться на работе. Именно потому владельцы предприятий запрещают работникам пользоваться в офисах и цехах сотовыми телефонами, планшетами и прочими штуками. Запрет устанавливается не только потому, что в рабочее время сотрудник обязан работать, а не болтать по телефону. Запрет направлен на возвращение человеку умения сосредоточиваться на деле. На том занятии, которое, по идее, должно приносить ему удовлетворение и обеспечивать качественный и количественный результат.

Погружение в труд, реализация в труде способностей даёт человеку то самое ощущение смысла жизни, о котором я сказал в заголовке эссе. Жизнь наполняется смыслом, идеи, цели и приоритеты выстраиваются в гармоничную цепочку, в ряд параллельных линий, похожих на строгий нотный стан.

Это подлинная красота жизни. Это действующая гармония.

Быть полностью вовлечённым в деятельность ради неё самой. Эго отпадает. Время летит. Каждое действие, движение, мысль следует из предыдущей, словно играешь джаз. Всё твоё существо вовлечено, и ты применяешь свои умения на пределе.

Михай Чиксентмихайи

Психолог Михай Чиксентмихайи, исследователь качества жизни, убеждён, что счастье приходит к тому, кто вовлечён в состояние потока — в процесс личного единения с деятельностью. Полное включение в задачу, в какой-либо проект (и, соответственно, отключение от всего постороннего) даёт человеку необыкновенное чувство — чувство полноты жизни, полной удовлетворённости от самого акта.

За десятилетия писательства, за десятилетия редакторского труда я усвоил: вне такого включения в задачу, вне полного погружения в проект никакое творчество невозможно.

Творческий человек забывает вовремя поесть и поспать. От него ускользает всё внешнее: время года, время суток, жара или холод, голод и жажда. Он перепутывает горячую воду с холодной, он может пропустить свой день рождения. Недели летят точно дни — так быстро, что и загрустишь: только что была весна, а теперь лето, крокусы, нарциссы, тюльпаны уже отцвели.

Роман, о котором не говорят. Главный герой — простой человек. Он ответил на вызов судьбы и изменил будущее.

Вот классический пример человека погружённого: Бальзак. Для него сюжетная судьба вымышленной Евгении Гранде была много важнее реальных парижских кредиторов за окнами. Не умей Бальзак погружаться в свою литературную работу, он не создал бы такого количества книг, такого количества характеров. И долги бы не отдал.

Почему сейчас литература измельчала? Почему деградировала до уровня комиксов? Потому, что всё наспех. Никто не кладёт на роман по семь и двенадцать лет. Никто не ставит титанических задач. Никто не погружается. Нет новых Флобера, Толстого, Айн Рэнд. Нет и новых эпопей.

При фокусировании на своём труде, на рабочем проекте человек забывает о ходе времени. Он не отрабатывает часы, уныло поглядывая на циферблат. Он творит.

Для людей, которые не умеют сосредоточиться, минуты растягиваются, как сопли клея «Момент»; для людей, погружённых в занятие, часы столь же стремительны, как стрижи в небе.

Да, это полёт.

Такое погружение М. Чиксентмихайи и называет состоянием потока.

Оно не имеет ничего общего с деньгами, с извлечением прибыли. И вообще с чем-то материальным.

Это философия духа.

Машина блаженства? Спасибо, не надо!

В философии принято считать полезными практические методы, а не умозрительные, отвлечённые построения. Что не может быть применено на практике, то не содержит в себе мудрости, не имеет смысла.

Философская проблема счастья, проблема личного полёта решается при помощи методов достижения.

Что такое счастье? Общего вопроса нет; есть вопрос частный. Личный.

Давным-давно Аристотель указал на персональный метод обретения особой ценности — счастья. Это личный путь, путь открытия и путь деятельности, то есть метод заключается в нахождении наивысшего в себе и посвящения ему всей жизни. Когда человек знает, что у него получается лучше всего, знает, где он наиболее продуктивен, тогда он знает и свой счастливый путь. Остаётся усовершенствоваться на этом пути. Один будет музыкантом, другой строителем, третий займётся торговлей, а четвёртый станет сочинять комедии.

Чиксентмихайи сказал бы, что каждый из этих людей достигнет счастья, если будет способен погружаться в состояние потока.

Обычно состояние потока возникает тогда, когда вы верите в то, что обладаете способностями и навыками для выхода из трудной ситуации. Ваше восприятие времени искажается по мере того, как вы сужаете всё своё внимание на решаемой задаче. Вы так пристально сосредоточены на ней, что у вас исчезают все сторонние мысли и тревоги.

Михай Чиксентмихайи

Люди добиваются мотивирующего состояния потока даже тогда, когда впереди не маячит материальный результат — вознаграждение. Так происходит потому, отмечает Чиксентмихайи, что состояние потока ценно само по себе.

Есть и другие психологические названия этого состояния: эффект включённости, нахождение в зоне (см. об этом подробнее в главе 1, в разделе «Феномен потока» книги М. Чиксентмихайи «Бегущий в потоке»).

Я предпочитаю слово «полёт». С детства его люблю — бывает, я летаю во снах.

Суть, конечно, не в словах. Не в названиях.

Человек желает не собственно счастья в научном его понимании, описывающем химизм удовольствия. На самом деле люди хотят не того состояния, которое наступило бы при исполнении загаданных желаний или при получении разных удовольствий неким автоматическим путём — волшебным.

Ибо это путь к пустоте. К упомянутой выше скуке.

Роберт Нозик (США), автор мысленного философского эксперимента, предлагал искателю счастья представить машину, которая давала бы человеку всё, что тот пожелает. Итог — блаженство от исполнения желаний. Скажем, машина делала бы человека великим поэтом или великим изобретателем, или давала бы ему возможность полететь на ракете к звёздам.

Условий два. Первое, жёсткое и однозначное: выбор окончателен. Бесповоротен!

Второе: человек понимает, что перед ним машина, а результат — лишь симуляция.

Следовательно, допустив машинную установку блаженства, человек оказался бы в симулированном мире.

Неужели кто-то согласился бы? Неужели кто-то подключился бы к такой машине?

Нозик, размышлявший на эту тему в 1970—1980-х годах (как раз тогда, когда Михай Чиксентмихайи подводил философский базис под здание психологической идеи состояния потока), уверял, что никто не стал бы подключаться.

Люди хотят быть кем-то в действительности, а не понарошку. Люди хотят достигать, а не притворяться.

В сущности, Нозик возражал постмодернизму — видению пустоты. Скажу иначе: Нозик очеловечивал человека.

Иными словами, моментальное получение удовольствия, принятие его по машинному волшебству, без труда — пустая легкомысленная затея, ничего общего не имеющая с истинным счастьем и обессмысливающая жизнь, лишающая её пути.

Ведь погружение, состояние потока — это и есть путь. Путь, не результат.

Художника, говорит Чиксентмихайи в книге «Эволюция личности», захватывает «не предвкушение появления прекрасного произведения, а сам процесс рисования».

Следовательно, поток есть процесс, есть труд, есть деятельность, производимая при предельной концентрации внимания.

Состояние потока. Разверните ваши крылья

Концентрация внимания, умение фокусироваться могут показаться очень уж простыми вопросами. Так ли это? Нет, не так. Всё наоборот: предельное погружение в занятие (и даже простая способность не отвлекаться) требует небывалых усилий для человека XXI века. Молодые люди уже не могут читать книги: жалуются, что смысл текста тут же вылетает из головы.

Конечно, ведь рядом звонит телефон. А через десять минут на лекцию. И надо не забыть ответить друзьям на их комментарии в соцсети. И ещё что-то надо сделать — сработала напоминающая программа.

Люди сами обессмысливают свою жизнь, лишают себя счастья, отключают свои способности. Люди постоянно отвлекаются, закрывая себе опыт концентрации внимания. Люди, в сущности, блокируют собственную личность. Гасят свой духовный огонь.

Когда у человека спрашиваешь, сколько времени он торчит в своём смартфоне, он отвечает: вроде бы немного, новости да блоги смотрю, ну, минут двадцать в день. А потом открывает статистику — а там часы. Три часа в сутки, четыре часа, шесть часов. Что я там делал столько времени? — спрашивает он.

Он даже не помнит.

Как же избавиться от кошмара беспамятства, как прекратить проматывать жизнь? Как войти в поток? Как полететь? Как ощутить смысл жизни — ну прямо буквально — почувствовать крыльями?

Вот ответ: сконцентрируйтесь на работе, отдайтесь ей. Забудьте о постороннем.

Я не говорю: на любимой работе. Далеко не у всех есть любимая работа.

Можно испытывать счастье, вычищая унитаз.

Можно выпасть из реальности, мучаясь над романом.

Можно погрузиться в поток, думая над философской проблемой.

Можно выполнять контрольную работу в школе или университете — и забыть обо всём прочем.

Можно делать кровать — и думать только о досках, столбиках-ножках, оцинкованных шурупах и лаке.

Не говорите никогда, что работа скучная. Скучным бывает только отношение.

Ощущаете скуку — значит, вы не погрузились в поток.

Я долгие годы делал редакторскую и корректорскую работу в СМИ. Подъём в пять утра, ненормированный рабочий день, выходных нет. Условия ужасные, почти рабские. Я усовершенствовал сам процесс труда, автоматизировал многие операции, создал серию макросов в LibreOffice Writer; я запомнил слабые места авторов, тексты которых мне доводилось править изо дня в день. Я наслаждался тем, как быстро и как точно я могу улучшить чужие тексты: от смены заголовка за несколько секунд до искоренения типичных авторских орфографических и пунктуационных ошибок — их я ловил в полёте. Я был быстр, как стриж. Я работал — и я летал.

Почти два десятка лет тому назад я читал философа Ивана Ильина. Чтение Ильина навело меня на мысль: скука — наказание за обессмысливание жизни. Расплата за подмену счастья развлечениями.

У Роберта Нозика и Ивана Ильина по сути одно: где машина с блаженством, там жизнь без счастья.

Избегайте симуляции. Разверните свои крылья. Превратите жизнь в полёт.

© Олег Чувакин, 4 октября 2021

Оставить комментарий

Введённый вами почтовый адрес не публикуется. Заполняя форму комментирования, вы явно соглашаетесь с тем, что администратор сайта узнает и сможет хранить ваши персональные данные: имя, e-mail, IP. Ссылка на политику конфиденциальности сайта. Комментарии строго премодерируются. Политические темы запрещены! Не отвечающие этому требованию комментарии удаляются либо обрезаются.

Прочтите! Это тоже интересно: