Дорога без конца

Дорога без конца

Россия, Байкал, озеро, вода, женщина, панорама, путешествие, дорога

История участвует в конкурсе «Счастье простого человека».

Автор об авторе: «Елена Малаханова, человек однозначно гуманитарный, до сих пор сохранила веру в хорошее, уважаю романтиков и нематериалистов. Люблю читать и писать».


Полина осталась романтиком, несмотря на свой реалистический возраст. Она была новоиспеченным пенсионером. Казалось бы, пришло самое время крепко стоять на ногах на земле, но ее неудержимо тянуло вверх. В общем, перезрелая взрослая женщина любила витать в облаках.

Была у Полины еще одна неодолимая страсть — путешествия. Дорога всегда манила Полину, ей нравилось состояние временной бесприютности, оторванности от дома.

Наверное, в душе она была бродягой или забытые неведомые предки странствовали, пилигримствовали по всему свету, оставив в подсознании генетическую память и тягу к перемене мест.

Объездив почти всю Европу и поколесив по городам родного Отечества, она выносила залихватскую идею: проехать всю Россию-матушку на поезде от столицы до самого Владивостока. Семь дней пути в закрытом пространстве купе со случайными попутчиками.

Увы, среди своих знакомцев Полина не нашла близких по духу чудаков, способных на такое вагонное приключение. Люди все были нормальными, твердо стоящими на земле, и бытовой комфорт еще никто не отменял. Неделя туда, неделя обратно — пол-отпуска в поезде. Да кому это надо? А надо было самой Полине. И не важно, что знакомые нормальные люди красноречиво крутили пальчиком у виска.

Поезда бывают разными. В некоторых нужно просто пережить долгую дорогу. Они сурово аскетичны, мало приспособлены для комфортного путешествия. Хотя и в этих предлагаемых обстоятельствах находятся чудаки, которые не замечают запертых туалетов, бескорыстно любуясь ускользающими за окнами вагона занимательными разнообразными пейзажами.

Полина не была коллективным человеком, скорее она входила в неширокую группу индивидуалистов. Наверное, потому, что редко встречала отклик на свои очень личные чувства у окружающих. Под уютный стук поезда, уносящего ее далеко от столичной суеты, вспоминались картинки былых путешествий.

Роман, о котором не говорят. Главный герой — простой человек. Он ответил на вызов судьбы и изменил будущее.

Небольшой курортный городок под Ялтой. Приличный пансионат, приличные люди. Отдыхающих немного. По причине этого природа радует иллюзорной нетронутостью. Кипарисы, пальмы, цветы внушительных размеров. Стоял штиль, море было прозрачно невероятно. Даже становилось жутковато: заплывешь подальше от берега, посмотришь вниз, а там… Большущие водоросли в полной тишине танцуют свой размеренный и таинственный танец. Наверху, наоборот, шумно: чайки галдят, переговариваясь между собой почти как опытные торговки. Красота! Мысли светлые в голову приходят сами собой. И жизнь, в общем-то, недурна, и Господь Бог, видимо, создал этот мир в хорошем настроении.

Люди на берегу меж тем знакомятся, в стайки по интересам сбиваются. Чтобы веселее отдыхать было, понятное дело. На второй день и Полина прибилась к своей возрастной стайке.

Совместная прогулка после ужина вдоль береговой линии. Южная темнота, как всегда, наступает внезапно. Море тихо шелестит, небо — как в планетарии, лунная дорожка размыта мелкой рябью. Полина, дурачась, в то же время совершенно искренне восхищалась прекрасными природными декорациями. Коллектив, в общем, был с ней согласен, но… А вот ужин — дрянь и обслуживание не то чтобы очень, и жара эта проклятая… И за что только деньги такие берут? И все как-то разом сплотились, энтузиазм в глазах загорелся. Не хочу, решила Полина. На следующий день она совершала свои морские заплывы в гордом одиночестве, растворяясь в прекрасной природе Южного берега Крыма.

Ближе к полуночи, когда все пассажиры купе мирно похрапывали на своих полках, Полине почему-то вспомнилась служащая общественного туалета Ярославского вокзала. Она взимала дань с нуждающихся провожающих. Дама оказалась словоохотливой и поделилась с Полиной своей заветной мечтой — увидеть Париж. Почувствовала-таки родственную душу. Вот так можно служить при вокзальной уборной и желать в душе романтических путешествий, почему-то с грустью подумалось Полине.

И тут же воспоминания унесли совсем в иное путешествие — в далекую и сейчас совершенно недоступную Почаевскую лавру. Туда, в Западную Украину, Полина ездила паломником. Запомнились длинные монастырские службы. Интересный ансамбль обители, построенный в классическом стиле и стиле барокко, издали, с возвышенности, радовал глаз. Было в нем что-то театральное, как в петербургском Казанском соборе. Но самое интересное произошло утром. Дело в том, что Полина поистратилась на монастырских требах и памятных сувенирах и на пропитание практически ничего не осталось. Ладно, доеду так, в режиме поста, решила она. Каково же было ее удивление, когда утром на своем паломническом ложе вдруг обнаружила огромное наливное яблоко. До сих пор это воспоминание согревает душу и вызывает мистические созвучия.

А дорога тем временем шла своей колеёй. Переехали широченную Волгу. Сказочный Урал собственными видами мог посоперничать с грозным Кавказом. Сибирь радовала тайгой и бесконечными просторами.

Полина могла часами простаивать у окна вагона, наблюдая за меняющимися картинками. Не надоедало, гораздо интереснее, чем телевизор. Тот — вампир, а здесь получаешь живую энергию.

Народ в купе постоянно менялся, с одними было комфортно и весело, от других хотелось обособиться. Все как всегда. Но главное, она была рядом, дорога. Длинная, бесконечная.

Новые конкурсные истории. Прочтите их!

С Байкалом встреча не состоялась, проезжали ночью. Однако чувствовалось даже через стекло вагонного окна, что рядом дышало, жило своей неведомой жизнью нечто грандиозное, завораживающее.

А забайкальские и приморские туманы… Это что-то невероятное. Смотришь, среди леса на опушке или в поле веселое, довольно большое озеро. Нет, нет, не верьте своим глазам, это туман, уверяли Полину знатоки этих чудесных мест. Туманы здесь стелются довольно низко, особенно под вечер. Не сразу поверила, присмотрелась — может быть.

Встречались и большие города, и маленькие станции с милыми названиями: Зима, Ерофей Павлович (конечно, в честь землепроходца Хабарова-Святитского). На одной из них Полина увидела удивительного человека. Точнее, Человека.

Кипела обычная перронная жизнь: бойкие торговцы всяческой снедью шустро сновали по всей длине поезда, диктор объявлял по радио о приходящих и уходящих составах. Ребятишки-попрошайки, скорее всего, цыганята, приставали к пассажирам. Люди попадались сплошь адекватные: кто не видит, кто отойдет спешно, а кто и пошлет подальше. Редко кто денежкой одарит. Знаем мы их — не такие уж они и бедные. Вблизи вокзала шла женщина. Среднестатистическая на вид, одета неважно, в руках сумка, видавшая лучшие моменты жизни. Подходит она к этим чумазым оборванцам и каждого, каждого обнимает, по головке погладит и из авоськи своей допотопной гостинчик скромный достанет. Чудна́я, фыркает хорошо одетая дама из спального вагона. Чу́дная, счастливая, вздыхает Полина. Ей вдруг стало ужасно стыдно, что не смогла так, как эта простая женщина, что прошла мимо, была как все.

Меж тем города сменялись вокзалами, менялись люди-попутчики со своими историями, настроениями, разговорами.

Дальше начинались приморские просторы, окантованные изумрудными сопками, пересеченные бурными и коварными речками. И, конечно, самодержец речного царства — полноводный Амур, разделенный тремя частями-рукавами при подъезде к Хабаровску.

Удивляли большие собачьи будки, просто крепкие маленькие домики с верными сторожами. Почему-то они располагались вдали от человеческого жилья, практически в чистом поле, охраняли вольные пространства. Чего только не бывает на земле! Полина замечала и удивлялась многим путевым моментам. Странно, не все видели очевидное-интересное.

Иногда в дороге, лежа на полке или стоя у окна вагона, она вдруг чувствовала, как накатывает такая волна вполне ощутимого реального счастья, что становилось легко, хотелось взлететь, несмотря на возраст и другие глупости, выпорхнуть из поезда и лететь собственным полетом.

Такие моменты Полина испытывала нередко и часто они были связаны именно с дорожными впечатлениями, чередованием природных зарисовок, архитектурных памятников или просто красивых зданий и общением с разными, очень разными людьми. Вот такое конкретное у нее получалось счастье.

Путешествие через всю Россию получилось. Владивосток, город потрясающих мостов, встретил Полину ранним утром, невероятно теплым и влажным. Такого жаркого лета давно не было в этих местах, уверяли местные старожилы.

Недельный отдых в Бухте Золотой Рог, поездки на остров Русский через высоченный мост с таким же названием, все это было, и это было замечательно. А впереди была дорога домой — такая же долгая и такая же прекрасная…

У каждого человека свое понятие счастья. Кому-то суждено быть прагматиком, умеющим зарабатывать деньги, кто-то упивается собственным домом и приусадебным участком. А некоторые остаются до седых волос неисправимыми романтиками, которые больше всего на свете любят дорогу, песни у костра, звездное небо, неизбывный стук колес, автомобильное урчание или до дрожи ускоряющийся самолет на взлетной полосе.

А еще так хочется увидеть собственными глазами северное сияние…

© Елена Малаханова, 2022

Один комментарий

Оставить комментарий

Введённый вами почтовый адрес не публикуется. Заполняя форму комментирования, вы явно соглашаетесь с тем, что администратор сайта узнает и сможет хранить ваши персональные данные: имя, e-mail, IP. Ссылка на политику конфиденциальности сайта. Комментарии строго премодерируются. Политические темы запрещены! Не отвечающие этому требованию комментарии удаляются либо обрезаются.