С собою в унисон

С собою в унисон

Чернила, роза, перо, ручка, писать, истории, бумага

История участвует в конкурсе «Счастье простого человека».

Автор об авторе: «Малахова Анна Артуровна. Отчество всегда пишу принципиально. Мне 21 год, живу в городе Краснодаре. Люблю читать, теперь и писать. К сожалению, я не умею красиво говорить о себе, но умею передавать всё в своих историях!»


Только ленивый не рассуждал о том, что же такое для него счастье.

Для кого-то счастье — крепкая семья, для кого-то материальное благо, для третьих это обычная кружка кофе, которая с утра позволяет почувствовать себя немного счастливее. Звучит как-то неправдоподобно, верно? Но ведь теоретически возможно.

Сегодня я решила погрузиться в саму себя — с тем, чтобы наконец-то понять, что же для меня является счастьем.

Мне двадцать один, я живу неплохой жизнью, конечно, со своими трудностями. Но ведь у кого их нет? Каждому жизнь преподносит свою рыхлую тропу.

У меня крепкая семья, я здорова, я нахожусь в окружении людей, которые никогда не оставят меня в трудном положении.

Разве это не оно, то самое счастье?

Безусловно.

Роман, о котором не говорят. Главный герой — простой человек. Он ответил на вызов судьбы и изменил будущее.

Но…

Что, если моё счастье немного другое? Что, если в нём присутствует нотка эгоизма?

Становлюсь ли я от этого плохим человеком? Это порождает целый ряд противоречий, ведь именно простые вопросы требуют сложных ответов.

Не совсем пока понятно, о чём я. Согласна. Прошу, наберитесь терпения, и вы поймёте, о чём идёт речь.

В далёком две тысячи восьмом году, когда мой возраст едва перевалил черту семи лет, я, как и любой другой ребёнок, воодушевлённо топала в двери первого класса. Тогда-то я впервые услышала от учителей о том, что каждый из нас — личность. И несмотря на то, что внешне мы похожи, внутренне мы все отличаемся. Ну конечно, я тогда не придала этому значения, мне ведь было семь лет.

Я ребёнок, только переживший лето.

Единственная смысловая нагрузка на тот момент состояла в том, как не попасться, играя в салочки. Или почему мама не ест еду, которую я приготовила, используя магическую смесь из песка, камней и листиков сирени? Размышлять на тему своего призвания для меня было всё ещё в новинку.

Учебная программа второго класса была направлена не только на обучение школьным дисциплинам, но и каждому ребёнку нужно было решить, к чему же он расположен. Речь идёт о внеклассовых занятиях, кружках, говоря простым языком.

Новые конкурсные истории. Прочтите их!

С этого самого момента начался тернистый путь в поисках самой себя. Первым, в чём я решила себя опробовать, стало рукоделие.

Я все ещё помню этот кабинет: выкрашенные стены серого цвета, которые ученики прошлых лет покрыли дипломными работами. Огромный стенд, находившийся на задней стене, на котором большими золотыми буквами, расположенными в дугообразной форме, была выведена надпись: «ЗОЛОТАЯ НИТЬ». Помню первую иглу, которую я взяла в руки, первую вышитую картину крестиком. Первую мягкую игрушку, размышляя над которой, преподаватель произнёс: «Симпатичная змейка». Говорить о том, что это жираф, я не стала, но именно тогда поняла: наверное, это не моё.

Третий класс, новые эмоции, всё больше новых друзей. Девочка, с которой нас посадили за одну парту, всегда рассказывала мне о том, что занимается вокалом, ещё с детского сада, что ей это очень нравится и что она была бы очень рада заниматься вместе, как лучшие подруги.

Пара дней размышлений… Заручившись поддержкой мамы, держа за руку подругу, я смело иду на своё первое вокальное занятие. Море эмоций, новые ощущения, особенная атмосфера. Всегдашний запах цитрусовых навсегда отпечатался в моей памяти как особенный опыт.

Полгода занятий, и вот моё первое публичное выступление. Сцена, на которой мы красуемся с моей подругой в прекрасных новогодних нарядах, будто только вышедшие из книг любимых сказок. Вокруг нас большое количество людей. Ноги подкашиваются, дрожащей рукой держу микрофон. Мягкий голос и резкое осознание того, что петь = выступать на публике, что для меня трудно. Уже на следующем занятии я поставила всех в известность о том, что, к сожалению, на этом прекращаю свои занятия пением.

Я снова у разбитого корыта, если это можно так назвать, снова размышляю о том, кем же я являюсь.

В тот момент в подвале нашей школы располагался небольшой спортивный зал, направленный на развитие детей как спортивных личностей. Это был не единственный спортзал в нашей школе. Именно в этом помещении был уклон на тяжёлую и лёгкую атлетику. Только вообразите: девчушка десяти лет с весом, едва превышающим вес своего портфеля, заявляет тренеру о том, что хочет заниматься лёгкой атлетикой. Его глаза по пять рублей, вам нужно было видеть. Но я была достаточно настойчива, ведь мне так отчаянно хотелось найти то, в чём я была бы хороша.

Для того, чтобы понять, моё ли это или нет, мне пришлось испытать все трудности данного вида спорта. Впрочем много времени это не заняло, первый поднятый вес в двадцать пять килограммов (это был самый маленький вес) дал мне понять, что стоит подыскать что-то другое.

Понемногу мой энтузиазм начал сбавлять обороты. Так много всего и одновременно ничего, что заставило бы мои глаза светиться!

Первый звоночек появился в середине пятого класса. Тогда от нечего делать на уроке каких-то точных наук, сейчас уже даже и не вспомню, каких именно, я написала свою первую историю, появившуюся буквально из ниоткуда. Слова вырисовывались на листе быстрее, чем я успевала думать, аллеи, усеянные золотыми листьями, хозяин, звонко смеющийся, играющий с собакой, чёткое уточнение, что порода такса, совершенно непонятно было, откуда эта история возникла в моей голове, ведь ничего подобного я никогда не встречала.

«Ну вот, наконец-то ты нашла своё призвание», — подумаете вы. Простите меня сразу за то, что мне придётся вас огорчить, но до данного осознания пройдёт добрых одиннадцать лет.

Весь пятый класс я проучилась без внеклассных занятий, так как после неудачи во время лёгкой атлетики мне нужно было какое-то время, чтобы морально подготовить себя к чему-то новому. К тому же свободного времени было не так много в пятом классе, школьная жизнь была куда насыщеннее. Частые субботники, постоянные экскурсии, плюс ко всему с пятого класса начинается ежегодный конкурс «Юный пионер», в котором каждый класс показывает свои способности отточенного мастерства марша, сопровождаемого хоровой песней. В общем и целом времени грустить у меня совершенно не было.

В шестом классе мне в руки попадает первая книга не по школьной программе. Как сейчас помню: «Оранжевый туман».

Почему запомнила? Кто его знает. Говорят, в памяти ясно отпечатывается то, что происходит с тобой впервые. Первая книга, первая ссора с родителями, первая любовь, первое предательство.

В тот момент одна книга сменялась другой. Волна эмоций, сопереживание главным героям. Я всё это переживала от разу к разу.

В это же время я пишу свой первый стих, который воодушевлённо даю на проверку учителю литературы. Приятным дополнением стала её похвала.

И всё-таки я по-прежнему не рассматривала это как своё хобби. К завершению первого полугодия в шестом классе я узнаю о том, что учитель ОБЖ преподаёт стрельбу. Да-да, вы не ослышались. В моих глазах снова пляшут искорки пламени, я иду записываться. Первой меня встретила большая железная дверь, а вот то, что было за ней, для меня стало настоящим удивлением.

Это был тир! Настоящий тир!

С одной его стороны были расположены мишени и механические фигурки бегающих животных. Напротив — три стойки с расположенными за ними пневматическими винтовками.

С другой же стороны висел пень. Ребята выстроились в очередь рядом и метали в него ножи.

Вызвало ли у меня это хоть малейшее ощущение опасности? Определённо нет!

Только желание стать частью этого всего.

Учитель ОБЖ выдаёт мне пять патронов.

Первая инструкция, твёрдая опора на локти, глаз у прицела, задерживаю дыхание — и… Выстрел, перезарядка, ещё выстрел. Всё как учили.

Удивление учителя, взявшего в руки мою мишень, было по-настоящему красноречивым. Сорок один балл из пятидесяти возможных. После эта мишень ещё долгие годы будет храниться в маминой папке с моими достижениями.

С метанием ножей дела обстояли куда хуже, было по-настоящему трудно сохранять балансировку. Но каждый день, ровно в шесть часов вечера, я стояла около той самой двери, несмотря на слёзы и небольшие порезы от резкого выброса ножей.

К сожалению, следующий, более профессиональный уровень включал в себя иные тренировки: достаточно трудную физическую подготовку, а также разборку и сборку автоматов. Проще говоря, и с этим занятием мне приходится распрощаться.

Надежды оставалось всё меньше. Грустно осознавать, что вокруг тебя так много талантливых людей, а ты так и не нашла своё призвание.

К середине седьмого класса у меня скопилось немало написанных работ, которые я время от времени давала прочесть учителю литературы. От раза к разу истории становились всё более захватывающими, а их персонажи — живыми. Результат не заставил себя долго ждать: по просьбе учителя я пишу свои первые работы для конкурса.

К сожалению, моё внутреннее «я» по-прежнему не понимает, что находится именно там, где нужно.

Дальнейшее занятие оставит по-настоящему огромный след в моей жизни.

Грустный и одновременно запоминающийся опыт.

В восьмом классе моё внимание бесповоротно заостряется на таком виде спорта, как настольный теннис, в связи с чем в голову приходит мысль: это то самое, чего я так долго искала.

Первые тренировки даются сложно. Это со стороны кажется: ой, да что там может быть сложного! На деле — нюансы на нюансах…

Тренировки были каждодневными. И даже на уроках физкультуры я играла в теннис.

Когда не было ракетки, мы использовали школьные дневники. Вот такое средство для достижения цели!

Первые соревнования были среди школ.

Что я в тот момент чувствовала? Ответственность! Одиннадцать школ, по две команды (женские и мужские), несколько часов упорной борьбы — и заветное первое место. А это означало не только победу, но и выход на межрайонные соревнования — с более умелыми игроками.

Снова победа! Чувство гордости меня не покидало вплоть до окончания школы, ведь от соревнования к соревнованию список призовых мест пополнялся.

Об увлечении писательством я позабыла напрочь, убрала его на полку ещё на долгие годы.

Поступила в колледж. Поступившим сразу дали понять, что расклад такой же, как и в школе: помимо основных занятий, должны быть занятия по интересам.

Долго размышлять не пришлось, выбор твёрдо падает на настольный теннис. Но, как в любой сказке, не может быть всё так прекрасно, как нам хочется.

В момент первой тренировки мне чётко дают понять, что именно настольный теннис является главной «достопримечательностью» заведения, где я учусь. Это значит: уровень подготовки здесь куда более высокий. Возникает чёткое осознание этого. И образ хорошего игрока улетучивается в тот же момент.

— Неправильно держишь ракетку!

— Ты что, не умеешь принимать кручёный мяч?

— Не будь такой импульсивной!

— Следи за соперником!

Вот что я слышала на тот момент.

До отбора в стартовую команду оставалось примерно две недели. Я ставлю себе чёткую цель попасть в неё.

Все заново, только на этот раз всё гораздо строже. Изнурительные тренировки изо дня в день — и я попадаю в команду. Только вот из ключевого звена, которым я являлась в школе, я стала запасной ракеткой. (В настольном теннисе есть что-то вроде иерархии: стартовые ракетки и запасные.) Было ли мне обидно? Конечно! Бросила ли я теннис? Нет!

К сожалению, если раньше этому делу я отдавала всю себя и была по-настоящему счастлива, находясь за теннисным столом, то теперь чем дальше шли мои тренировки, тем больше остывал мой интерес. А дело всё вот в чём: в комплексе были три тренера, которые развивали в каждом игроке свой стиль. Кто-то играет более аккуратно, кто-то осваивает свою игру именно на технике. Моя же игра была достаточно импульсивной, я бы даже сказала — агрессивной. Играя именно так, я выплёскивала всё то, что на меня наваливалось за прожитый день.

Чем ближе подходила сессия, тем больше было трудностей в учёбе, приходилось оставаться после занятий, сдавать хвосты, плюс в конце года каждому предстояло сдать индивидуальный проект.

В связи со всеми событиями количество тренировок стало редеть.

Проблема в том, что главный тренер по теннису по совместительству являлся преподавателем физкультуры. И из-за того, что я пропускала тренировки, он решил проучить меня, заваливая на сессии. Чем грозит несданный предмет, думаю, понятно: исключением.

Дала обещание, что больше не стану пропускать тренировок. Сессия прошла на ура. Но вот дела не стали лучше. Тренировки усложнились, вместо одной их теперь две в день. Сил становилось всё меньше.

Была, конечно, ложка мёда в бочке дёгтя. Из запасной ракетки я стала третьей. Наш колледж всегда занимал первое или второе место. Но самое главное — это атмосфера после соревнований, поездка назад в автобусе с заветными трофеями. Всё это вызывало у меня прекрасное чувство эйфории.

Дни шли, я совершенствовала своё мастерство. Девушка, занимавшая место первой ракетки, выпустилась. Найти ей замену было трудно, ведь никто не играл так, как она.

Дело шло к долгожданной развязке.

На третьем курсе, когда моё мастерство достигло почти механического уровня, нас ждали областные соревнования. Место в команде я по-прежнему занимала третье.

Но меня это больше не расстраивало, ведь посредственное отношение главного тренера к восприятию тенниса как к данности погасило всё восхищение этим видом спорта. Для него был главным закономерный результат, если же его не было, появлялись проблемы при сдаче сессии.

Областные соревнования довольно-таки сложные, ведь там играют не только учащиеся, но и люди, которые идут по этой стезе долгие годы. Так, соперниками были не только ребята нашего возраста, но и люди, которым далеко за тридцать, с опытом игры более десяти лет.

Девушка, что раньше занимала первую ракетку в нашей команде, стала третьей в команде наших соперников. Это означало только одно: мы встретимся лицом к лицу.

В очной встрече я одержала победу! Но это была не победа команды, это была моя личная победа.

В этот же день я довела до сведения тренера, что это была моя последняя игра, и что, к сожалению, его отношение к игре похоронило тот самый огонёк в моих глазах, который я несла долгих шесть лет.

И вот возникает главный вопрос: так в чём же всё-таки моё счастье?

Как я уже сказала, мне двадцать один год, и только сейчас я наконец-то поняла, что настоящие призвание я нашла в том самом пятом классе, когда написала первую историю.

По-настоящему я испытываю счастье, когда пишу, выворачивая душу, отдавая всю себя чернилам. Перенося свои переживания в тексты.

Я наконец-то нашла своё призвание и безмерно горжусь этим.

Для кого-то счастье — маленький домик у моря, для кого-то — победа над болезнью. Кто-то испытывает счастье рядом с любимым человеком, кто-то просто счастлив жить.

Моё счастье особенное, выношенное за долгие годы, пронесённое сквозь трудности и преграды с заносами на поворотах. В какой-то степени цикличное и, конечно же, эгоистичное, но ведь все мы немного эгоисты.

Найти самого себя — вот абсолютное благо.

Я счастлива — ведь я пришла к своему призванию! Я счастлива тем, что пишу свои истории. У них уже нашлись первые читатели.

Я счастлива тем, что живу с собою в унисон!

© Анна Малахова, 2022

Оставить комментарий

Введённый вами почтовый адрес не публикуется. Заполняя форму комментирования, вы явно соглашаетесь с тем, что администратор сайта узнает и сможет хранить ваши персональные данные: имя, e-mail, IP. Ссылка на политику конфиденциальности сайта. Комментарии строго премодерируются. Политические темы запрещены! Не отвечающие этому требованию комментарии удаляются либо обрезаются.