Жук

Жук

Лес, деревья, девушка, руки, любовь, жизнь, жук

История участвует в конкурсе «Счастье простого человека».

Автор об авторе: «Уля Верховская. Оптимист. Пишу жизнерадостные, иронические и сатирические тексты. Во всём вижу солнечный свет и окружающих заставляю. Маленький писатель с большими амбициями».


В лесу стоит жук. Самый огромный, самый красивый и самый мудрый из всех жуков. Я прихожу туда почти каждый день и приношу подарки: каштаны, жëлуди и красивые листочки, чтобы ему не было так одиноко. По ночам лес становится больше и страшнее.

— Пашка, Пашка, это жук!

Пашка серьёзно кивает. Конечно, жук, что же ещё это может быть? Я впервые привожу друга в это место познакомить с жуком.

— Пашка, поздоровайся с ним! А теперь пойдём к черепахе!

* * *

Третья группа по пению. Я стою в середине класса, разглядывая носки новых туфель цвета бордо и пересчитывая пальцами складки юбочки. Надо мной, я знаю это, грозным фонарём возвышается Ирина Евгеньевна, поблёскивая прямоугольными стёклами узких очков.

— Ребята, познакомьтесь с новой девочкой. Ульяночка, сядь сюда, рядом с Павликом.

Роман, о котором не говорят. Главный герой — простой человек. Он ответил на вызов судьбы и изменил будущее.

Я, не поднимая головы на преподавательницу, безропотно плетусь к указанному месту. Павлик мрачно смотрит на меня, засовывает палец в нос и отворачивается.

* * *

Жук — наш друг, наша тайна. О нём знают только трое: я, Пашка и бабушка. Собственно, вместе с бабушкой мы впервые и отыскали Жука.

Мы часто приходим сюда после пения. Читаем книжки, разговариваем о важном. Нам уже восемь, мы взрослые. Правда, без бабушки нас пока гулять не отпускают.

А ещё я показала другу свой страшный шрам. Он там расползся сытым червяком на полноги, ужас! А Пашка позавидовал даже, у него таких нет. Нас ведь редко выпускают гулять и носиться по дворам. Слишком любим мы болеть.

* * *

— Тили-тили тесто, жених и невеста, жених и невеста! — дразнится Лизка-африканка.

Я закатываю глаза, я хорошо научилась подражать взрослым.

Новые конкурсные истории. Прочтите их!

— Пойдём, Пашка!

И мы уходим, в лес, к Жуку. А Лизка пусть дразнится, она просто завидует, что у неё такого друга нет. Так мама сказала.

* * *

— Пашка, побегаешь за нами?

Пашка соглашается, и мы с девчонками, визжа и смеясь, убегаем в женский туалет. Пашка стоит напротив и с видом мистера Лиса уговаривает нас выйти. Мы только хихикаем в ответ. Вот и вся игра.

* * *

— Двоечница! — в лицо смеётся Пашка и отбегает на другой край класса.

Я отворачиваюсь и комкаю злополучный лист с контрольной. Первая двойка за четыре класса. У меня, у отличницы!

Можно услышать, как внутри трескаются мои кости. А может, не кости, может, что-то другое разломилось и ушло безвозвратно?

* * *

Мой тринадцатый день рождения. Новое платье, конфеты для одноклассников, ливень из поздравлений на мою повзрослевшую голову. Ульяночка, с праздником, солнышко, оставайся такой же замечательной, умной, талантливой и бла-бла-бла…

Или брошенное вскользь, вместе с шоколадкой по акции из «Пятёрочки»: «Привет, с днюхой, дай алгебру списать». Это Паша.

* * *

Я иногда возвращаюсь в этот лес. Только Жук уже вовсе не жук, а самый обычный корявый пень. И черепаха куда-то делась. Кажется, это была просто куча затвердевшего цемента, ничего больше. Да и сам лес проредили, вычесали беспощадной гребёнкой вырубки.

Детство, не уходи, постой, я не хочу!

* * *

— Прикинь, Пашка переводится!

Кусок пиццы так и не достигает моего рта. Стучит музыка, у нас праздник в честь окончания восьмого класса.

— Да ладно!

— Ага, я сегодня слышала, как они с класснухой разговаривали.

— Офигеть! И никому ничего не сказал…

— Вы же с ним вроде дружили раньше?

— Да это когда было, давно уже не общаемся!

Но мне почему-то не всё равно.

* * *

Уходит… И чего я так расстроилась, а? Он мне вовсе не друг уже. И я совершенно точно не влюблена в него.

Нет, не то. Просто впервые от меня уходит человек. Уходит навсегда и, кажется, что-то крадёт. Что-то маленькое, невидимое. Какой-то кусочек меня у меня же. Возможно, это Пашка забрал Жука и подсунул на его место корявый старый пень?

* * *

Стою между «Зарубежной литературой» и «Романтикой», гадая: он, не он? Вроде, похож, но как-то и не очень. Чёрт, и зрение совсем село, а очки на улицу не ношу — стесняюсь.

Да нет, не может быть он. Этот повыше и покрасивее, что ли? Не мог, наверное, Пашка так сильно измениться. Или мог?

Разворачиваюсь, собираюсь выйти из магазина. Всё равно денег у меня нет, я просто посмотреть зашла.

— Ульяна, ты?

Да, это и правда Пашка. Повзрослевший, но всё ещё Пашка.

— Привет. — Я начинаю разбирать пальцами прядь волос. — Как дела?

— Да хорошо вроде. Вот, книгу покупаю.

— «Черновик»? Знаю, хорошая книга. Как в новой школе?

— Ничего, нормально.

— Учиться сложно?

— Не очень. А ты как? — после паузы спрашивает он.

— Да всё по-старому вроде. — Молчание. — Ладно, я пойду, наверное.

— Давай, пока.

И ничего. Совсем.

* * *

А в лесу хорошо. Я стою перед старым пнём и пытаюсь увидеть в нём хоть что-нибудь. Странно, что его до сих пор не убрали.

— Мам, смотри, жук! — говорит маленький мальчик с зелёной лопаткой.

— Где? — равнодушно спрашивает стоящая рядом женщина.

Её глаза словно обведены чернильными кругами.

— Да вот же, вот! Большой!

— Ага, Жук, — подтверждаю я. — Это самый огромный, самый красивый и самый мудрый из всех жуков. Можешь принести ему каштаны или цветы, он это любит.

— Паша, пойдём домой.

И они уходят. Паша постоянно выкрикивает на ходу: «Жук! Жук! Жук! Жук! Самый мудрый из всех жуков!»

А я стою и глупо улыбаюсь. И правда ведь, Жук! Что же ещё это может быть?

© Уля Верховская, 2022

Один комментарий

Оставить комментарий

Введённый вами почтовый адрес не публикуется. Заполняя форму комментирования, вы явно соглашаетесь с тем, что администратор сайта узнает и сможет хранить ваши персональные данные: имя, e-mail, IP. Ссылка на политику конфиденциальности сайта. Комментарии строго премодерируются. Политические темы запрещены! Не отвечающие этому требованию комментарии удаляются либо обрезаются.