Я стану вашими глазами

Я стану вашими глазами

Театр, сцена, декорации, спектакль, сказка, актёры, костюмы, грим

История участвует в конкурсе «Счастье простого человека».

Автор об авторе: «Анна Кузьмина. Тифлокомментатор высшей категории. Люди, которые не видят… Они чувствуют и воспринимают этот мир по-своему. А я просто пытаюсь быть их проводником в мир искусства. Быть их глазами».


Что происходит на сцене? Какого цвета платье у главной героини? Почему все молчат?

Такие вопросы можно услышать в театральном фойе в антракте.

Нет, человек не просто не понял, что происходило на сцене, — он не видел.

Да, незрячие люди тоже ходят в театр! Почему? Потому что они хотят видеть!

А я им в этом помогаю.

Счастье, а не профессия

Чуть больше ста человек по всей России владеют навыками этой редкой профессии. Мне посчастливилось быть одним из них.

Когда я говорю, что я тифлокомментатор, многие люди округляют глаза и спрашивают: «А это кто?» Обычно я им отвечаю заученным термином: мол, это специалист, который описывает предметы, пространство и действия, понятные зрячим, но недоступные для восприятия слабовидящим и незрячим.

Роман, о котором не говорят. Главный герой — простой человек. Он ответил на вызов судьбы и изменил будущее.

Иными словами, тифлокомментатор переводит визуальные образы в словесные. На такое мне обычно отвечают: «М-м-м-м, круто», — и разговор заканчивается.

Но вы не представляете, какое это огромное счастье и насколько это действительно круто!

Увидеть невидимое

Так уж получилось, что свои первые шаги в профессиональном пути я сделала в драматическом театре. Это невероятные эмоции! Я не только описываю непосредственно действие спектакля: кто куда пошёл, что у королевы в руках, и т. д., но и рассказываю о внешнем виде героев, об эмоциях, отражённых на их лицах.

Приведу один пример:

Заяц. Вся одежда героя белого цвета. Кофта с кудрявым ворсом, перчатки. Штаны до колен с плюшем, колготки и кроссовки. Белая пушистая шапка, на которой два белых длинных уха. Соответствующий образу грим: белые веки, белые щёчки, густые белые брови, чёрный носик и усы. Образ завершают белые очки в круглой оправе.

Кроме этого, даю описание декорациям и предметам бутафории. Чтобы было нагляднее, приведу пример декорационного оформления (а вы закройте глаза и смотрите за возникающими в подсознании картинками):

В центре сцены — широкая высокая лестница, наверху которой находится белый деревянный трон с синей обивкой. Над лестницей два красно-синих знамени с золотым щитом. Слева и справа от лестницы на небольших постаментах стоят статуи рыцарей в железных доспехах с щитами и плащами. Чуть дальше, с каждой стороны, по две высокие светлые округлые башни замка с небольшими арочными окнами. Слева и справа, по уровню занавеса, часть серой средневековой крепости с зубцами наверху. Выше их красное и зелёное знамя с золотыми львами.

В антракте я рассказываю об истории театра, о его строении и, что самое главное, о режиссёрской идее данного спектакля.

Подготовка к невидимому чуду

Создание текста тифлокомментария — это очень трудное, но интересное занятие.

Тифло к спектаклю делается примерно месяц. За это время я пересматриваю видеозапись спектакля раз пятьдесят, каждый раз дополняя или убирая что-нибудь в написанном тексте. Произвожу художественный отбор, пользуясь основными правилами тифлокомментирования: описывать только то, что вижу, и не говорить про то, чего нет, а также не перебивать актёров. Последнее, кстати, самое трудное. Спектакль — это ведь живой организм, он два раза не повторяется. Вчера актёр пошёл направо, а сегодня он взмахнул рукой, повернулся вокруг себя и пошёл налево. Это как жизнь — нельзя два дня прожить одинаково. Так и в театре. Актёры делают свою работу, а я свою.

Новые конкурсные истории. Прочтите их!

Застывшая улыбка и слёзы на глазах

И вот подходит время премьеры.

На спектакле я являюсь невидимым голосом, который слышат только мои зрители (посредством небольшой коробочки-приёмника и наушника).

В зрительном зале плавно гаснет свет. Занавес открывается.

Именно так я начинаю каждый свой спектакль. Именно после этих слов мне хочется плакать, а по телу пробегают мурашки размером с мадагаскарских тараканов. Именно тогда я осознаю, что понимание незрячими людьми того, что происходит на сцене, зависит только от меня.

Это огромная ответственность. Я знаю, что расслабляться нельзя, ведь в зале сидят мои зрители, которые пришли на спектакль и ожидают чуда. Да, даже если спектакль классический, а не сказка, в нём тоже присутствует настоящее чудо. Знаете, в чём оно заключается? В том, что они, мои зрители, могут увидеть! Пусть и моими глазами, но увидеть.

Увидеть лес и солнце, нарисованное на заднике. Увидеть раскрытый белый кружевной веер, которым обмахивается полная дама в клетчатом пиджаке. Увидеть, как разбойники привязывают к дереву маленького зверька, а тот плачет. Увидеть розовое платье королевы и красные сапоги кота.

Разве это не счастье? Да, они не видят того, что происходит непосредственно на сценической площадке. Но они видят те картинки, которые рисует мой голос, звучащий в их голове.

Заяц довольно улыбается. Кот подбегает к подаркам, спотыкается, падает.

Зрители смеются, и мои зрители тоже смеются. Разве это не счастье?

Софья опускается на колени, плачет. Лиза склоняется над ней, гладит её по плечу.

Зрители вздыхают, и мои зрители тоже вздыхают. Разве это не счастье?

Мальчик падает. Лежит без движения. Все замерли. К нему медленно подходит женщина, её руки дрожат, она склоняется над телом, кричит.

Зрители плачут, и у моих зрителей тоже текут по щекам слёзы. Разве это не счастье?

Что может быть лучше того момента, когда все зрители, которые устремили взгляд на сценическую площадку, в едином порыве смеются и вздыхают, плачут и ахают, улыбаются и кивают в согласии? Это великое чудо! Это великое счастье!

Занавес закрывается

Дорогие зрители! Благодарим вас за посещение спектакля. Мы желаем вам хорошего вечера и надеемся на скорую встречу.

После этих слов можно выключить микрофон и выдохнуть. Сделать глоток воды и выйти к моим зрителям.

Счастье — видеть на их лицах улыбки. Счастье — осознавать, что они поняли спектакль. Счастье — слышать, как они обсуждают то, что «видели», и даже спорят об «увиденном».

Однажды после спектакля ко мне подошла десятилетняя девочка и сказала:

— Можно вас обнять? Спасибо вам! Благодаря вашим комментариям я смогла увидеть!

Это ли не счастье?

Дальше — больше

На данный момент в моём личном репертуаре десять спектаклей. Я не хочу останавливаться. Ведь так много постановок, даже в одном моём драматическом театре, о которых я хочу поведать миру и которые мои зрители обязаны увидеть!

А я им в этом помогу — просто буду их глазами.

© Анна Кузьмина, 2022

2 комментария

  1. Олеся

    Слёзы текут по щекам…
    Здравствуйте! Меня зовут Олеся, я мама незрячей десятилетней (уже одиннадцатилетней) девочки. Являемся зрителями спектаклей с тифлокомментированием Анны Кузьминой. Мы благодарны за возможность смотреть спектакль как все!!! Это уникальная возможность! Голос Анны и манера комментирования нас восхищает и хочется слушать. Не каждое комментирование нравится. Спасибо за этот титанический Ваш труд. Статья трогает до глубины души.

Оставить комментарий

Введённый вами почтовый адрес не публикуется. Заполняя форму комментирования, вы явно соглашаетесь с тем, что администратор сайта узнает и сможет хранить ваши персональные данные: имя, e-mail, IP. Ссылка на политику конфиденциальности сайта. Комментарии строго премодерируются. Политические темы запрещены! Не отвечающие этому требованию комментарии удаляются либо обрезаются.